Дачные споры (случай из жизни) - Адвокаты Москвы
Дачные споры

Дачные споры (случай из жизни)

Дачные споры, увы, не редкость в наше время, когда для многих приоритетом являются материальные интересы, а личная собственность – это святое, неприкосновенное. И любой намек на посягательство принимается сразу в штыки. Впрочем, возможно здесь имеет место быть и зов далеких предков, ведь за земельные наделы люди бились испокон веков, и не на жизнь, а на смерть. Как бы то ни было, дачные конфликты возникают сплошь и рядом.

Причин тому может быть масса. Гипотетически почти любой спор можно разрешить с обоюдной выгодой и сохранить добрососедские отношения, что, между прочим, дорогого стоит. К сожалению, к взаимным компромиссам спорящие  стороны приходят отнюдь не всегда, зачастую разжигая конфликты и доводя ситуацию до крайности. И тогда мечты об идиллическом дачном отдыхе превращаются в выматывающую, мучительную реальность. Благо живем мы в цивилизованном мире, и любые споры решаются не по принципу «кто сильнее», а по закону. Правда, сколько сил, времени и средств уйдет на решение подобных дел – другой вопрос.

Чего стоят разногласия с соседом по даче, Иван Петрович Рыбников испытал на личном опыте. Всю свою сознательную жизнь Иван Петрович был, что называется, горожанином до мозга костей. Многие его коллеги держали дачные участки и в разговорах регулярно хвастались овощами со своего огорода, делились рецептами заготовок на зиму или, наоборот, сокрушались скудным урожаем. Иван Петрович был бесконечно далек от всех этих дачно-урожайных тем, не понимал он этого молодецкого энтузиазма, с которым неутомимые дачники с рассадой чуть свет тащились в переполненных электричках и автобусах по своим садоводствам и вкалывали там до самых сумерек. А поздним воскресным вечером возвращались взмыленные в город, чтобы на утро, в понедельник явиться на работу и рассказывать о своих подвигах. «Зачем?» — удивлялся он, когда все можно купить в ближайшем супермаркете.

И вот надо же, с приближением старости вдруг потянуло к земле. Сначала неосознанно, а затем это желание сформировалось в навязчивую цель – купить собственный дачный участок с крохотным, но уютным домиком. Непременно из бруса и с печкой-каменкой. И чтобы кругом природа, свежий воздух, тишина. И уж совсем хорошо, если по близости будет речка, пусть мелкая, почти ручей. Но чтобы можно было летним прозрачным утром спуститься к воде, вдыхая речной запах, запах свежести и прохлады, окунуть ладони, вспугнув стайку мелких рыбешек. И огород теперь ничуть не страшил, напротив, он с удовольствием рисовал в мечтах, как он будет гордиться своими кабачками, помидорами, картошкой и, конечно же, клубникой. Жена Ивана Петровича просто с ума сходила по клубнике. И с соседями, мечталось ему, будут крепкие, дружеские отношения. Чего им делить, размышлял он, у них – своя дача, у него – своя. А вот помогать друг другу, советоваться, делиться опытом или же просто проводить приятно время, беседуя о том, о сем за чашкой чая или чего покрепче – это и есть доброе соседство, чему он будет всегда рад.

Вопреки опасениям Ивана Петровича, предложение обзавестись собственной дачей супруга его восприняла вполне благосклонно. «Вот и будет заделье», — рассудила она. Дети выросли и разъехались, всепоглощающих увлечений у нее не было, и с уходом на пенсию вдруг образовалась пустота, которую необходимо было чем-то заполнить. А дача – это со всех сторон хорошо. Ни смога, ни пыли, ни шума, ни городской суеты, ну а труд на свежем воздухе – только на пользу.

Денег, что удалось скопить за последние несколько лет, хватило впритык на восемь соток в самом конце дачного поселка, практически на отшибе. Зато были и лес, и речка, и маленький домик из бруса. А вот с соседями не сложилось. Слева, возможно, кто-то и жил, но через высокий глухой каменный забор слышался только собачий лай. А справа и вовсе участок пустовал. Из ветхого домика давно повынесли все, что только можно было вынести. И теперь он неприветливо зиял черными глазницами окон. Огород порос чертополохом и полынью. Да и забор уже весь прогнил и местами обвалился. По словам людей, у которых Иван Петрович купил дачу, раньше там жил неплохой старик, но теперь после его смерти, участок перешел его внуку. А тому, видно, не нужна никакая дача. Но, как выяснилось, нужна. Не прошло и двух недель, как объявился этот самый внук. Им оказался оборотистый молодой человек, ничуть не похожий на мирного дачника-огородника. Пренебрегнув всеми правилами добрососедства, да, что уж говорить, элементарной вежливости, Виктор Сурков проигнорировал дружественное приветствие Ивана Петровича. А на вопрос последнего о планах относительно участка, сообщил, что это его не касается. Грубость соседа, который к тому же ему в сыновья годится, Иван Петрович воспринял болезненно, он привык к уважительному отношению. Но это была лишь малость, а настоящие неприятности были еще впереди, хотя, впрочем, не заставили себя долго ждать.

Уже с начала следующей недели допотопный Пазик привез группу гастарбайтеров, пригнали спецтехнику, все постройки и забор сравняли с землей, и на участке соседа — грубияна развернулось интенсивное строительство.

Лето было безнадежно испорчено. Непрекращающийся строительный шум, галдеж, дизельные выхлопные газы – все это буквально сводило с ума и делало невозможным пребывание на даче.

Супруги Рыбниковы вынуждены были вернуться в шумный город, который после дачного поселка показался им совсем не шумным. Иван Петрович предполагал, что сосед решил возвести себе коттедж, как это сейчас модно. А то, что столько рабочих, и строительство ведется практически круглосуточно – это даже хорошо, значит, быстрее закончат. «Ну, что же поделаешь, к следующему лету такими темпами он все достроит, и мы отдохнем, как мечтали», — утешал он жену.

За зиму лишь несколько раз Иван Петрович наведывался в садоводство, и то на всякий случай, просто посмотреть, проверить. Зимой там делать ведь особенно нечего. Но убедился, взглянув на стройку по соседству – к лету должны достроить.

Весна выдалась затяжная, холодная, с простудами и ревматизмом, поэтому долгое время Рыбниковы на своей даче не появлялись. Приехали лишь в мае, обнаружив, что предприимчивый сосед самовольно сместил их забор, присвоив себе таким образом не меньше сотки. Здание, которое он возвел на своем участке, было вовсе не коттеджем, а многоквартирным домом в четыре этажа, который занимал всю площадь соседского участка и, ко всему прочему, практически вплотную примыкал к забору, лишая возможности вернуть его на прежнее, законное место. Тут же, в непосредственной близости работала автономная электростанция на жидком топливе, точнее, судя по запаху, на солярке. И работала громко.

Все те же гастарбайтеры вели отделочные работы внутри здания, а это снова — стук, грохот, шум.

Узнав у рабочих контакты Суркова, Иван Петрович попытался ему дозвониться, но разговора не вышло. Оборвав на полуслове, тот просто сбросил вызов. Однако вскоре он приехал в поселок собственной персоной и тогда уже соизволил побеседовать с соседями. Хотя беседой это назвать трудно, на все их претензии он отвечал в своей привычной манере. То есть попросту хамил. Итогом был лишь отказ вернуть забор и заявление, что квартиры уже распроданы, и новоселы ждут-не дождутся, когда можно будет въезжать.

Иван Петрович обратился с жалобой к председателю дачного поселка, но это ровным счетом ничего не дало. Ушлый сосед и тому дал отпор.

Но Иван Петрович был не из тех, кто пасует перед наглостью и хамством, избрав в этой борьбе несколько иное оружие. Уже в городе по рекомендации знакомых он обратился за помощью в адвокатское бюро с надежной репутацией. Это оказалась солидная фирма, в которой работали адвокаты различного профиля. Поэтому его делом занялся специалист, имеющий положительный опыт именно в решении дачных споров.
Юрист подтвердил, что Сурков своими действиями грубо нарушил не только права Ивана Петровича, но и земельное законодательство, детально разъяснив, каков будет дальнейший порядок действий. А если по порядку, то что касается переноса забора, то тут необходимо рассмотреть кадастровый план, который является документом, подтверждающим границы участка. Обязательные приложения текстового описания особенностей и схематичного изображения участка помогут точно установить неправомочность действий Суркова. Конечно, можно и даже нужно попросить его предъявить документы на участок. Но поскольку сосед показал себя человеком, не идущим на конструктивный разговор, стоит предположить, что он даст отказ. В этом случае необходимо будет предпринять ряд действий:

Во-первых, на основании заявления с подробным указанием причин запросить копию кадастрового плана на соседский участок в Федеральном агентстве кадастра и картографии.

Во-вторых, следует провести контрольные замеры обоих участков, сравнивая полученные результаты с указанными в документации размерами. Такие работы будут производить специально уполномоченные организации, заключение которых послужит основанием для дальнейших действий.

В-третьих, при выявлении нарушения границ необходимо будет обратиться к представителям инспекции с соответствующим заявлением, прикрепив все необходимые документы, подтверждающие неправомочные действия Суркова.

Дальнейшее решение конфликта будет происходить в судебном порядке. Судебный процесс, также как и предварительный сбор документов, потребует определенных вложений, но в случае успешного завершения дела все расходы будут взысканы с виновной стороной.

Далее, что касается расположения объектов на соседнем участке. Все это рассматривается в соответствии со СНиП 30-02-97, где прописаны все установленные нормы, которым необходимо следовать при постройке домов и всех дачных сооружений. Здесь же отмечены нормы на расположение построек около заборов, граничащих с соседскими территориями. В данном случае налицо целый ряд нарушений, начиная с того, что по закону общая площадь всех построек на дачном участке, включая дом, беседки, хозяйственные постройки и т.п., не может превышать 30% от общей площади участка. Кроме того, любые постройки и сооружения должны быть возведены на расстоянии не менее трех метров от соседского участка. Ну и самое главное то, что Сурков нарушил правила землепользования, поскольку садовые и дачные участки не предназначены для строительства многоквартирных и высотных домов, а, значит, вне всякого сомнения, суд постановит снести этот дом, даже если к тому моменту все квартиры будут заселены. Разумеется, все расходы, в том числе за снос дома, будут целиком и полностью возложены на виновную сторону.

Конечно, бумажная волокита отняла немало времени, да и рассмотрение дела длилось не один месяц, в ходе которого случались еще «сюрпризы». Например, когда адвокат направил Суркову заказное письмо с уведомлением, где была указана претензия о сносе строения и подробное обоснование, разъяренный сосед буквально подкараулил Ивана Петровича и, угрожая физической расправой, требовал отозвать заявление. Видимо, для убедительности даже ударил один раз. Однако этот факт не остался незамеченным и еще более усугубил положение Суркова.

В итоге, суд вынес решение полностью удовлетворить иск Ивана Петровича, признал незаконной постройку жилого дома на дачном участке и постановил снести его. Также Суркову присудили выплатить все расходы, в том числе и на перенос забора на прежнее место, снос дома, судебные издержки, оплату госпошлин и услуг адвоката.

Почти год длилась эта малоприятная история, однако для Ивана Петровича она закончилась благополучно. И это еще раз подтверждает – мы живем в правовом государстве, пусть еще не в совершенном, но прошли те времена, когда принято было отстаивать свои права «кулаками». Сегодня борьба за справедливость – прерогатива юристов, и это намного эффективнее «самого могучего кулака».
(Все имена и фамилии изменены, любое совпадение является случайным)