Нюансы раздела жилья, находящегося в долевой собственности - Адвокаты Москвы
Нюансы раздела жилья, находящегося в долевой собственности

Нюансы раздела жилья, находящегося в долевой собственности

В своем определении № 64-КГ22-3-К9 Верховный суд разъяснил, что то обстоятельство, что ответчик не имеет в собственности другого жилого помещения, кроме спорного, сама по себе не может являться основанием для отказа в удовлетворении исковых требований о признании долей незначительными и прекращении его права собственности. Кроме того, отсутствие волеизъявления ответчика на выдел своей доли из общего имущества не является безусловным основанием для отказа в удовлетворении исковых требований, поскольку действие пункта 4 статьи 252 Гражданского кодекса Российской Федерации распространяется как на требования выделяющегося собственника, так и на требования остальных участников общей долевой собственности.

 Фабула дела:
Истец обратилась в суд с иском к ответчикам (племянницы истца) о признании долей незначительными, прекращении права собственности, признании права собственности, возложении обязанности по выплате денежной компенсации за незначительные доли жилого помещения. В обоснование требований истец указала, что с шестилетнего возраста постоянно проживает и зарегистрирована в двухкомнатной квартире общей площадью 52,2 кв. м., а с 9 декабря 2012 г. является собственником 8/9 доли в праве собственности на квартиру. Ответчикам принадлежит по 1/18 доли в праве собственности на квартиру на основании свидетельств о праве на наследство по закону. Ответчики в квартиру не вселялись, в ней не зарегистрированы, интереса в пользовании никогда не проявляли.

Выделение им долей в жилом помещении в связи с их незначительностью
невозможно. Рыночная стоимость долей ответчиков составляет по 16 250 руб. каждая.

Ответчики иск не признали и обратились в суд со встречным иском к истцу, в котором просили признать недействительными договор дарения доли квартиры от 16 ноября 2013 г., свидетельство о праве на наследство по закону от 8 ноября 2013 г., и свидетельство о праве на наследство по завещанию от той же даты, регистрацию права собственности истца на 8/9 доли в праве собственности жилого помещения; определить доли в праве собственности в отношении квартиры и признать за ними право собственности на эти доли.

 Позиции судов первой, апелляционной и кассационной инстанций:
Суд первой инстанции отказал в удовлетворении исковых требований к одному из ответчиков, при этом удовлетворил исковые требования к другому.

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении первоначальных исковых требований к одному из ответчиков, суд первой инстанции исходил из того, что у него имеется существенный интерес в использовании своей доли в спорной квартире, вследствие чего отсутствует совокупность условий, позволяющих принудительно прекратить ее право собственности на указанную долю и признать право на эту долю за истцом.

В удовлетворении встречных исковых требований отказано.

Суд апелляционной инстанции и кассационный суд общей юрисдикции согласились с выводами суда первой инстанции.

 Позиция Верховного суда:
Согласно пункту 1 статьи 252 Гражданского кодекса Российской Федерации имущество, находящееся в долевой собственности, может быть разделено между ее участниками по соглашению между ними.

Участник долевой собственности вправе требовать выдела своей доли из общего имущества (пункт 2 статьи 252 Гражданского кодекса Российской Федерации).

При недостижении участниками долевой собственности соглашения о способе и условиях раздела общего имущества или выделе доли одного из них участник долевой собственности вправе в судебном порядке требовать выдела в натуре своей доли из общего имущества. Если выдел доли в натуре не допускается законом или невозможен без несоразмерного ущерба имуществу, находящемуся в общей собственности, выделяющийся собственник имеет право на выплату ему стоимости его доли другими участниками долевой собственности (пункт 3 статьи 252 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Несоразмерность имущества, выделяемого в натуре участнику долевой собственности на основании статьи 252 Гражданского кодекса Российской Федерации, его доле в праве собственности устраняется путем выплаты соответствующей денежной суммы или иной компенсации. Выплата участнику долевой собственности остальными собственниками компенсации вместо выдела его доли в натуре допускается с его согласия. В случаях, когда доля собственника незначительна, не может быть реально выделена и он не имеет существенного интереса в использовании общего имущества, суд может и при отсутствии согласия этого собственника обязать остальных участников долевой собственности выплатить ему компенсацию (пункт 4 статьи 252 Гражданского кодекса Российской Федерации).

С получением компенсации в соответствии с указанной статьей собственник утрачивает право на долю в общем имуществе (пункт 5 статьи 252 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Закрепляя в пункте 4 статьи 252 Гражданского кодекса Российской Федерации возможность принудительной выплаты участнику долевой собственности денежной компенсации за его долю, а следовательно, и утраты им права на долю в общем имуществе, законодатель исходил из исключительности таких случаев, их допустимости только при конкретных обстоятельствах и лишь в тех пределах, в каких это необходимо для восстановления нарушенных прав и законных интересов других участников долевой собственности.

При этом вопрос о том, имеет ли участник долевой собственности существенный интерес в использовании общего имущества, решается судом в каждом конкретном случае на основании исследования и оценки в совокупности представленных сторонами доказательств, подтверждающих, в частности, нуждаемость в использовании этого имущества в силу возраста, состояния здоровья, профессиональной деятельности, наличия детей, других членов семьи, в том числе нетрудоспособных, и т.д. (пункт 36 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 6, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 8 от 1 июля 1996 г. «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» в редакции от 25 декабря 2018 г.).

Между тем положения приведенных выше правовых норм, а также их разъяснения не были учтены судами.

Из искового заявления истца следует, что в обоснование своих требований она ссылалась на то, что 1/18 доли спорного жилого помещения, принадлежащая ответчику, является незначительной и составляет 1,5 кв.м жилой площади и 2,9 кв.м общей площади. Выдел такой доли в натуре произвести невозможно (площадь жилых комнат составляет 12,3 кв.м и 15,2 кв.м). Ответчик в квартиру со дня открытия наследства (2002 год) никогда не вселялась и ею не пользовалась, расходы на содержание имущества не несла, проживает в другом жилом помещении где зарегистрирована по месту проживания.

В силу части 2 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса
Российской Федерации суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

Согласно части 4 статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации результаты оценки доказательств суд обязан отразить в решении, в котором приводятся мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими.

По данному делу исходя из заявленных истцом требований,
их обоснования, а также с учетом положений статьи 252 Гражданского кодекса Российской Федерации юридически значимым и подлежащим доказыванию обстоятельством являлось выяснение следующих вопросов: может ли объект собственности быть использован всеми сособственниками по его назначению (для проживания) без нарушения прав собственников, имеющих большую долю в праве собственности; имеется ли возможность предоставления ответчику в пользование изолированного жилого помещения, соразмерного его доле в праве собственности на квартиру; есть ли у ответчика существенный интерес в использовании общего имущества.

От выяснения данных обстоятельств зависело правильное разрешение судом спора по требованиям истца о выплате компенсации доли в общем имуществе.

Однако данные обстоятельства суд в нарушение части 2 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не определил в качестве юридически значимых для правильного разрешения спора, они не вошли в предмет доказывания по делу и не получили надлежащей правовой оценки суда.

Ссылка судов на то обстоятельство, что ответчик не имеет в собственности другого жилого помещения, кроме спорного, сама по себе не может являться основанием для отказа в удовлетворении исковых требований.

В силу пункта 3 статьи 1 Гражданского кодекса Российской Федерации при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно.

Никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения (пункт 4 статьи 1 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 1 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», оценивая действия сторон как добросовестные или недобросовестные, следует исходить из поведения, ожидаемого от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны, содействующего ей, в том числе в получении необходимой информации. Поведение одной из сторон может быть признано недобросовестным не только при наличии обоснованного заявления другой стороны, но и по инициативе суда, если усматривается очевидное отклонение действий участника гражданского оборота от добросовестного поведения. В этом случае суд при рассмотрении дела выносит на обсуждение обстоятельства, явно свидетельствующие о таком недобросовестном поведении, даже если стороны на них не ссылались (статья 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Суды не дали оценки поведению ответчика на предмет добросовестности, поскольку она, зная, что невозможно выделить долю в натуре и использовать имущество по назначению ввиду незначительности принадлежащей ей доли, отказалась от выплаты ей денежной компенсации в счет стоимости принадлежащей ей доли в общем имуществе. Между тем в июне 2020 года, то есть до обращения истца в суд с настоящими требованиями, ответчик разместила в сети «Интернет» объявление о продаже принадлежащей ей доли и комнаты в спорной квартире, указав площадь 6 кв. м.

При решении вопроса о наличии или об отсутствии реальной заинтересованности в использовании незначительной доли в общем имуществе подлежит установлению соизмеримость интереса лица в использовании общего имущества с теми неудобствами, которые его участие причинит другим (другому) собственникам.

Не исследовав указанные обстоятельства должным образом и отказывая в удовлетворении исковых требований, суды фактически исходили из отсутствия волеизъявления ответчика на выдел своей доли из общего имущества, существенного интереса в использовании доли в праве общей собственности на квартиру.

Между тем отсутствие волеизъявления ответчика на выдел своей доли из общего имущества не является безусловным основанием для отказа в удовлетворении исковых требований, поскольку действие пункта 4 статьи 252 Гражданского кодекса Российской Федерации распространяется как на требования выделяющегося собственника, так и на требования остальных участников общей долевой собственности.

Ввиду изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации пришла к выводу, что допущенные судами нарушения норм права являются существенными, повлиявшими на исход дела, без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав истца, в связи с чем полагает необходимым отменить судебные акты нижестоящих судов в части отказа в удовлетворении первоначальных исковых требований о признании доли незначительной, прекращении права собственности, признании права собственности, возложении обязанности по выплате денежной компенсации за незначительную долю с направлением дела в отмененной части на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

 Определение Верховного суда Российской Федерации от 2 августа 2022 г. № 64-КГ22-3-К9